12/05/2009

Made in Hudinskaya

Она ее написала. Худинская написала свою книгу. Каждый об этом задумывается, а она села ночью, собрала мозаику из 26 страниц и нажала на кнопку "Печать". Передо мной разбросаны листы, люблю их, каждую букву, точку, опечатку.
"Ты столкнул меня с крутой лестницы, и я переломала себе рёбра, но осталась жива. Знаешь, рёбра срастаются... простила. 12.10.08"


"То ли из-за скуки, то ли из-за боязни одиночесва мы начинаем катализировать события. Не те люди, не те встречи, не те места окружают нас. Говорят, стерпится - слюбится, но всё это ерунда, - не стерпится, если не любится".
"Не прощайте меня, не хочу не просить прощения. Не вижу несолнце, не вижу ненебо.
Не слышу неслово, непесню, не чувствую нелюбовь и недружбу.
Не осознаю, что не я".
"И это не любовь. Это что-то за и рядом. Бесцветно, безвкусно, беззвучно. Но чувственно".
"Только женщина может так глубоко утопить тебя в чувствах".
"Перегар в воздухе после фееричной вакханалии, мокрое нижнее белье от обильного купания в одежде. Кипа вьющихся волос. Кричащие жесты. Шарахающиеся мысли и наполненные эмоциями и смыслом раскаленные слова жадно пожирают и так дефицитный кислород. Консенсус. Консенсус боли, счастья. Консенсус двух глупых жизней и богатых душ. Всегда непонятно. Объяснять не требуется. Один в другом. Другой в одном.
Все, кто за уже не те.
Все, кто рядом, уже post.
Все кроме двух"
"Ты в полиэтиленовом шаре. Задыхаешься. А нужно найти иголку, лопнуть шар и наполнить легкие свежим воздухом. Иголка - это ты. И ты всё сможешь изменить, если захочешь. Если нет, то задохнешься. Все твои страданья и проблемы уже покрылись плесенью, они, на самом деле, уже давно позади".
"Я старею. Старею. И черствею с каждым днем. Морщины уже в проекте держат свой путь, а сердце уже знает, каким будет его последний стук".
"Впустила в свой дом. Разделась до гола. Сняла с себя скальп, и разложила внутренние органы в рядок на стол. Повесила дырявую душонку на бельевую веревку и зажала прищепками. Извините, за то, что неубрано. И спасибо, что зашли".