9/09/2013

11 Дней Доброты




Я продолжаю писать о прекрасных днях, проведенных в месте под названием Доброта под самым Котором, где мы провели лучшие 11 дней в этом году.































Гастрономические открытия достойны отдельного внимания. Мы завтракали самым вкусным йогуртом на земле, собирали инжир по дороге, рвали виноград на собственной вилле, на обед суп, салат и домашний хлеб, ужинали вкуснейшим сыром и оливками. Вегетарианец на Балканах — это предатель, грешник или просто глупец. Когда девочкам приносили ведро мидий, я могла через стол чувствовать их наслаждение. Всегда вспоминаю момент из «Москва слезам не верит», где язвенник на пикнике говорит, что ему просто нравится наблюдать. Вот и мне просто нравилось любоваться, как с тарелок исчезали осьминоги, кальмары фаршированные сыром, креветки и прочие обитатели дна морского. Национальный бурек с брынзой, пожалуй, оказался самым тяжким испытанием. Мы пили каждый день, как и обещали. Пиво совсем как наше, вино...я до сих пор не могу поверить, что вкуснейшее красное сухое может стоить меньше двух евро. Для обжор Черногория это та же Италия только со скидкой. С кофе там совсем беда, сначала мы пытались заваривать его дома, потом плюнули и заказывали в барах. Там лучше. Нет ничего вкуснее каппучино, сваренного специально для тебя.
Мы выбрали вечер после дождя для восхождения на крепость, но от этого было ничуть не легче, и когда наши друзья заявили, что используют эту семикилометровую пытку для своих утренних пробежек, у меня глаза полезли на лоб, ведь каждая ступенька для нас там была борьбой со страхом, усталостью и сомнениями. Спускаться было гораздо легче, ведь внизу нас уже ждала бутылка отличного домашнего вина.
Дожди в горах это нечто фееричное. Облака разрываются о вершины, и эта воздушная пена словно плывет к тебе, небо все становится черным, слышен гром, колокола, крики чаек, совсем рядом мелькает молния, в нашей деревне отключается электричество. Все это так напоминает детство, проведенное у бабушки. Однажды гроза застала нас в ресторане, стало темно, официант принес свечи, хозяин предложил развести огонь в камине, мы первый раз за много лет увидели керосинку, которая смолила на потолок. Я не помню, сколько мы просидели в этой темноте, время замерло и предоставило место для откровений, секретов и чувств. Это был один из самых искренних моментов в моей жизни, когда не надо ничего говорить, ты просто сидишь, слушаешь и все понимаешь. А потом мы купались, купались в море под каплями дождя, которые совсем как стразы, в воде было теплее, мы кричали что-то, а дальше быстрее бежали к себе домой.
Нас  не смущало отсутствие классических пляжей с теплым золотым песком, который еще долго вытрясаешь из секретных мест, мы прыгали с пирса в прозрачную воду, боролись с крабиками за место под солнцем и наблюдали за утренней охотой рыб. До лучших пляжей нас возили на лодке. Однажды ночью мы пробрались на частный пляж у знаменитого ресторана Старый Млини: яхта, оливковые деревья, мимоза, лунный свет — все это продано, продано русским за бешеные деньги, продано, как и большая часть побережья. Отсюда эта реклама на русском, зазывающая купить себе кусочек Монтенегро, названия улиц на кириллице и роскошные яхты с триколором в Порто Монтенегро. Этот шикарный порт расположен в Тивате, и уже получил дурную славу, в народе его прозвали Порно Монтенегро из-за глупых черногорских Ассоль, которые встречают каждую лодку в этой марине, как Алые Паруса. Моих аргументов было недостаточно, чтобы переубедить людей продавать свои дома и превращать Черногорию в Европейский Дубай. Просто так там еще хорошо и душевно, и непонятно, во что эта распрдажа выльется в будущем. Ребята, остановитесь, и берегите свой маленький рай, в котором есть действительно все!
Я уверена, что мы часто будем вспоминать, как проходя мимо кладбища, спрашивали, как жизнь; и то, что я специально закидывала ноги на стул, чтобы дедушка официант из Тихой Ночи погладил меня по коленке, и прядь волос, торчащую из под шлема у Гали, когда она мчалась на мотоцикле в гору со скоростью 150, и теплые вечера в пабе Рома, и ту девочку, что нарисовала сердечко в блокноте и пыталась засунуть его в бутылку, чтобы отправить в море, ведь каждая из нас оставила частичку своего сердца в том самом Бока-Которском заливе.


В Минске пахнет осенью, и мне скоро на работу, но я смотрю на гербарий, собранный у стен крепости, на шляпу, что пылится в углу, грустно улыбаюсь Худинской, и она сразу все понимает. Это, безусловно, был лучший отдых в нашей жизни, наш первый заслуженный отпуск, и каждый следующий должен быть только лучше, поэтому я уже ломаю голову, куда мы отправимся дальше. У нас простая схема, и коллективный разум еще ни разу не подводил. Мы вряд ли вернемся в это место вновь только потому что слишком страшно испортить самое первое впечатление от энергетической воронки, где мы были счастливы втроем и втройне.