10/07/2016

Nice November


 Это приключение началось как сон, от которого может разбудить лишь погружение в ледяную воду. Аэропорт Ниццы расположен для этого наилучшим образом – прямо у берега моря. Водитель задерживается в пробках, а ты уже выкладываешь первые фото своего счастья. Не проходит и часа, и ты гуляешь в толпе манифестантов на площади Гарибальди. Anywhere I go the revolution follows. Ты крутишь карту в руках, бездомный на скамейке пытается с тобой заговорить, а в голове только радость, праздник и предвкушение.  
Невозможно составить доскональный путеводитель по этим местам, потому что, куда бы ты ни пошел, всюду найдется причудливый дом, антикварная лавка либо завораживающая картина повседневной жизни Ниццы. Долго присматриваешься к каждому дому, потому что сначала кажется, что эти ставни, балконы и цветы на подоконнике нарисованы, и если бы не современные вывески, то ощущение реальности исчезло бы вовсе. Яхты в порту скучают по своим хозяевам и сумасшедшим вечеринкам, на блошином рынке торговцы пытаются продать то, что хранит энергетику чужих людей, сигналят машины и звонят колокола. Добро пожаловать в Ниццу, пункт назначения всех моих супергероев, чье творчество будет вдохновлять до последнего вздоха.
Там нет некрасивых людей, за стилем следят все: от миллионеров до бомжей, от стариков до маленьких собачек. Столько внимания к деталям и аксессуарам, пожалуй, не уделяют нигде больше. Образ, выверенный до миллиметра, они представляют на свет с таким обаянием, что невозможно удержаться от комплиментов.
Я следую своей традиционной программе: зайцем на трамвае добираюсь до Galerie Lafayette, а там уже приношу в жертву пластиковую карту на алтарь консюмеризма. И так мне это нравится каждый раз, что ничего не могу с собой поделать.
Когда солнце начинает спускаться, я отыскиваю адрес квартиры в старой Ницце, поднимаюсь по 81 ступеньке к террасе, небу, водопадам, церкви, исследую каждую мелочь в этом доме, забираюсь на крышу и разве что не кричу от счастья, а так…напиваю под нос любимую песню.
Намешав коктейль из Veuve Cliquot, rose и заката, мы добираемся до клуба High. Я уже еле говорю и почти ничего не слышу, только знаю, где находится самый красивый человек в этом клубе. Место уступает большинству минских клубов, и я представляю, как жутко оно выглядит при дневном свете. Мы развенчали много мифов в этом путешествии, и знаменитая лазурная ночная жизнь – один из них. Гораздо приятнее сидеть с бокалом Guiness в баре De Klomp рядом с домом или считать местных жителей в обычном кафе Garibaldi на центральной площади.
Вдали светятся огни Negresco, шумит море и льет дождь. Я никогда не забуду этот день.
Утро без кофе – это что-то без чего-то, поэтому мы спускаемся вниз, чтобы пропустить по чашечке крепкого бодрящего наркотика в Café Indien, у хозяина кипит работа – он сортирует мешки с зернами, а мне, наконец-то, раскрывают все планы на ближайшую неделю.
Мне не важна температура, время суток или форма одежды, когда я вижу море, я бегу его приветствовать, прикасаться и вдыхать. Оно, видимо, тоже было очень радо меня видеть, поэтому я замочила две пары обуви, которые благополучно провели в духовке два дня.
На Cours Saleya загорают трюфели, а мы возвращаемся on top of the world, чтобы покормить голубя фруктами в шоколаде.
Я впитывала вдохновение и выдыхала счастье, я находила тебя на крыше и ловила солнечные лучи в Canon, я говорила «спасибо» и не думала ни о чем.