10/25/2016

Yes, we Cannes


Резко пейзаж с деревенскими домами, лесами и трассой сменяется яркими вывесками Gucci, Dolce&Gabbana, Zadig&Voltaire. Добро пожаловать на Круазетт. Легенда, протоптанная каблуками самых роскошных женщин и талантливых мужчин. Шумит море, а мы поднимаемся  на Марс, который атакует и остается в памяти навсегда. С одной стороны мы видели пальмы, волны и Фестиваль Искусств, с другой – как течет жизнь красивого неповторимого города. Хотелось мечтать, шутить, пить вино и не думать ни о чем. Погромче музыку, пошире окна. Рассвет мы встречали  без солнца, но от этого было еще романтичнее. Кофе и пустота. Мы жили так, будто сейчас Вуди Аллен крикнет «снято», а Бегбедер потянется за точилкой от карандаша. Мозги превратились в мармелад, а глаза – в Bombay Sapphire. Еда нужна была только как предлог выбраться из квартиры. Мы забыли, какой сегодня день, потеряли счет времени и деньгам, разбрасывались монетами и привлекали внимание. 

 
Вся атмосфера Лазурного берега меняет твое отношение к материальным вещам. Сначала тебе больно платить, а потом очень приятно. Я не собираюсь завтра умирать, и все эти деньги обязательно вернуться, а вот впечатления должны остаться навеки. Об этом кричит каждая витрина, будь то  бутик Louis Vuitton или лавка Nice Matin. Мы впитывали атмосферу Канн вместе с macaroons, запахом моря и дождя. Я мечтаю путешествовать налегке. Как говорит одна моя муза «что еще нужно приличной девушке: кредитка, телефон и презервативы!» Вот и в Каннах я немного сошла с ума, купила свитер, когда начала замерзать, и бальзам для губ, когда они обветрились. И так свободно стало на душе. Юг Франции благоприятное место для мотивации зарабатывать больше, чтобы тратить больше. И люди, которым удалось это познать, действительно счастливые.
Мы исследовали пляжи, и поняли, что это не самое лучшее место для летнего отпуска, но, если воспринимать море как неотъемлемую часть города, то получается весьма волшебная картина. Я была так рада, что приехала сюда именно в ноябре.  Улицы свободны от суеты, вечером в старом городе гуляют разве что с собаками, рестораны рано закрываются, и в какой-то момент ловишь себя на мысли, что ты здесь совсем один. Никто не испортит твой кадр на ступеньках Дворца Каннского Кинофестиваля и не смутит впечатления от увиденной сказки.
Потрясающее ощущение рассматривать модные магазины со скучающими внутри консультантами, я все время переживала, что храню всю эту ненужную информацию о новых коллекциях, историях дизайнеров и их вдохновении зря. А тут, словно все разговоры только об этом. И пусть в Армани кафе я сидела в кедах и свитере, от этого начинаешь ценить европейскую свободу еще больше. Вдруг заходит девушка, и ты понимаешь, что у тебя такая же куртка.  Главное  -  красота, гармония и любовь.
После всей этой dolce vita, мы просто не смогли пройти мимо Morrison Pub, чтобы расслабиться, напиться  Guinness и посмеяться с ирландским барменом. Играла Англия с Германией, музыканты настраивали инструменты, и мы понимали, что завтра все закончится.
Но Франция приберегла для нас еще один сюрприз. Мы стали свидетелями настоящей полицейской разборки: офицеры с овчарками досматривали машины, запрещали нам снимать, ощупывали прохожих и очень агрессивно разговаривали с людьми. Такие картины часто показывают в новостях, но бросает в дрожь от осознания всей контрастности нравов этого райского места. Миф о демократии быстро развеивается, когда на тебя натравливают собаку. Бежать не хотелось, хотелось лишь достать блокнот и записать: «Франция, как таинственная незнакомка за барной стойкой, пытается показать все свои лучшие стороны, но когда ты узнаешь ее поближе, и она выпускает своих демонов, ты понимаешь, что уже никогда ее не отпустишь».